(RU) Конец великой эпохи офшоров

Sorry, this entry is only available in Russian and Ukrainian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in this site default language. You may click one of the links to switch the site language to another available language.

Что происходит с важной офшорной юрисдикцией – Британскими Виргинскими Островами

Британские Виргинские Острова 30 июня 2018 ввели в действие новый Закон о безопасной системе поиска информации о бенефициарных собственниках (Beneficial Ownership Secure Search System Act – BOSS Act). Этот закон предусматривает обязательное раскрытие информации о бенефициарных владельцев компаний – резидентов Британских Виргинских Островов (БВО). Компания БВО, не придерживющаяся этого требования, считается совершающей преступление. За такое преступление предусмотрен штраф $250 000 или пять лет тюремного заключения, или и то, и другое.

Ни для кого не секрет, что БВО является важной оффшорной юрисдикцией. Международные налоговые и правоохранительные органы считают, что корпоративная вуаль БВО используется для мошеннических действий и должно быть наконец снята.

Дополнительно к закону BOSS, 20 декабря 2018 году БВО был принят Закон об экономической сущности (Economic Substance Act), который вступил в силу 1 января 2019 года. Закон устанавливает ужесточенные требования к отчетности и определяет четкие требования к экономической сущности компаний – резидентов БВО в отношении следующих видов деятельности: банковский бизнес, страхование, управление фондами, финансы и лизинг, штаб-квартиры, судоходный бизнес, холдинговые компании, интеллектуальная собственность, дистрибьюторский бизнес и сервис центры. Юридическое лицо, осуществляющее соответствующую деятельность в течение любого финансового периода, должно отвечать требованиям экономической сущности по этой деятельности, установленных законом. Введение этого закона направлено на устранение уклонения от уплаты налогов, отмывание денег и финансирование терроризма.

Для того, чтобы доказать экономическую сущность на БВО, субъект хозяйствования, который подпадает под действие Закона, должен продемонстрировать, что:

1. Соответствующая деятельность направляется и управляется на Виргинских островах;
2. С учетом характера и масштаба соответствующей деятельности:
– существует достаточное количество квалифицированных работников для осуществления деятельности, которые физически находятся на Виргинских островах (независимо от того, они работают в соответствующей юридическому лицу или иной организации, на временных или долгосрочных контрактах);
– компания на Виргинских островах несет адекватные расходы для ведения деятельности;
– физически существуют офисы или помещения, которые могут быть пригодными для основной деятельности, приносящей доход;
– и если соответствующая деятельность является объектом интеллектуальной собственности и требует использования специального оборудования, это оборудование должно находиться на Виргинских островах.
3. Юридическое лицо осуществляет основную деятельность, приносящую доход;
4. В случае деятельности, приносящей доход, осуществляющейся для соответствующего юридического лица другим лицом:
– ни одна основная доходная деятельность не осуществляется за пределами Виргинских островов;
– только та часть деятельности этого другого субъекта хозяйствования, относящаяся исключительно для получения дохода для соответствующего юридического лица, а не для любого другого юридического лица, может быть учтена, если соответствующее юридическое лицо соответствует требованиям экономической сущности;
– соответствующее юридическое лицо может контролировать выполнение этой деятельности другим субъектом хозяйствования.

Акционерная компания, которая не осуществляет никакой деятельности, кроме содержания участия в капитале в других юридических лицах и получает дивиденды и доходы от капитала, имеет экономическую сущность, если она:
1. соответствует своим уставным обязательствам в соответствии с Законом о предпринимательских компаниях БВО, в 2004 году или Законом о партнерстве с ограниченной ответственностью 2017 года (в зависимости от того, что уместно);
2. имеет соответствующих работников и помещения для осуществления управления.
Законом об экономической сущности также внесены изменения в закон BOSS. Отныне раскрытие информации по запросу Международного налогового органа о статусе и деятельности налогового резидента БВО является обязательным. Это позволит Международному налоговому органу контролировать, осуществляет ли субъект хозяйствования соответствующую деятельность и, если да, отвечает ли субъект хозяйствования требованиям экономической сущности. Закон предусматривает как уголовную ответственность, так и финансовые санкции в случае несоблюдения его норм.

Корпоративная вуаль БВО используется для мошеннических действий и должно быть наконец снята

Как известно, до сих пор БВО не обязывали к раскрытию информации о владельцах компаний. К тому же, на подчиненной Великобритании территории отсутствует корпоративный налог на прибыль, налог на доходы физических лиц, НДС или налог с продаж. Не менее интересным является тот факт, что БВО прошли проверку со стороны Форума по вредным налоговым практикам ОЭСР (Forum on harmful tax practices – FHTP) в рамках пятого обязательного мероприятия Плана действий BEPS. Соответственно, никаких вредных налоговых режимов не было обнаружено. Как это возможно?

Дело в том, что вопрос установления ставок налогов (как и вопрос выбора – иметь корпоративный налог или нет) исторически является вопросом суверенитета каждой страны. ОЭСР не требует минимальных ставок налога от стран. Несмотря на это, юрисдикции, не имеющие налогов, должны соответствовать международным стандартам прозрачности и обмена информацией. Именно эта работа проводится Глобальным форумом ОЭСР. К этому времени в фокусе внимания Форума по вредных налоговых практик (FHTP) ОЭСР был просмотр преференциальных налоговых режимов, которые являются привлекательными для географически мобильной деятельности, и которые устанавливают льготную ставку (низкую или вообще нулевую эффективную ставку налога) по сравнению со стандартной ставкой налога в этой стране.

Недавно ОСЕР признал, что такой подход может привести к новым налоговым рискам, дальнейшей миграции географически мобильного бизнеса в низконалоговый должен быть пересмотрен. Для этого в 2018 году в FHTP был достигнут консенсус по ряду вопросов, включая то, что было согласовано восстановить существенный фактор деятельности (экономическая сущность) для номинальных налоговых юрисдикций.

В ближайшее время ожидается, что БВО и другие юрисдикции, в которых нет налога или он является номинальным, будут подвергнуты экспертной оценке членами FHTP относительно географически мобильных видов деятельности на предмет соблюдения требований экономической сущности.

Конец великой эпохи офшоров уже не за горами.

Share in social networks