В апреле ОЭСР представила специальный выпуск «Реформы налоговой политики 2021» (Tax Policy Reforms 2021), который содержит обзор налоговых мер, введенных во время кризиса COVID-19 в почти 70 юрисдикциях с момента вспышки пандемии.

Как говорится в отчете, пандемия COVID-19 вызвала гораздо больший спад мирового ВВП, чем мировой финансовый кризис в 2008 году, достигнув почти 10% в первой половине 2020 года и в среднем примерно 3,4% в 2020 году. Те, кто имеет низкие доходы, женщины и молодое поколение понесли наибольшие экономические потери. И хотя масштабы государственной поддержки бизнеса отличались, во многих странах они достигли беспрецедентного уровня. В январе 2021 МВФ подсчитал, что глобальная фискальная поддержка достигла около $14 трлн.

На начальных стадиях пандемии большинство стран ввели так называемые фискальные пакеты в поддержку бизнеса и домохозяйств, которые включали ряд различных мероприятий, от прямой финансовой поддержки до расширения доступа к налоговым льготам и временного снижения ставок налогов. Безусловно, мощная и своевременная финансовая поддержка с момента начала пандемии сыграла жизненно важную роль в поддержании доходов и сохранении рабочих мест и бизнеса.

Со временем налоговые меры эволюционировали. После первой волны пандемии страны начали вводить налоговые меры, направленные на восстановление — налоговые стимулы для инвестиций в части налогообложения налогом на прибыль и сниженные ставки НДС наиболее пострадавшим секторам (например, туризм, розничная торговля, развлечения и гостеприимство).

Наряду с этим, большее количество стран ввели или объявили об увеличении налогов во второй половине 2020 года и в начале 2021 года. В первую очередь, речь идет об увеличении косвенных налогов — акцизов на топливо и налога на выбросы СО2. Отдельные страны отказались от запланированного ранее снижения ставок налогов, а некоторые даже перешли к прогрессивному налогообложению доходов физических лиц и бизнеса.

Например, две страны (Россия и Чехия) перешли от плоской к прогрессивной системе налогообложения доходов физических лиц. Россия увеличила ставку НДФЛ с 13% до 15% для определенных видов доходов физических лиц, получающих доход свыше 5 млн рублей. Чехия ввела самую высокую ставку НДФЛ в размере 23%, которая применяется к доходам свыше 1,7 млн чешских крон, ниже этого порога применяется ставка 15%. А вот Великобритания объявила об увеличении ставки налога на прибыль с 19% до 25% для прибыли более 250 тыс. GBP с апреля 2023 года.

Интересный факт — объявленное повышение налогов было сосредоточено в странах ОЭСР, которые ввели щедрые пакеты государственной поддержки. Рано или поздно, но за все надо платить.

По последним прогнозам ОЭСР, предполагается рост глобального ВВП на 5,6% в 2021 году и 4% в 2022 году. И хотя значительная неопределенность до сих пор остается, в мире дискуссии идут вокруг двух вопросов — налогообложение трансграничной цифровой деятельности и внедрение глобальной минимальной ставки корпоративного налога.

Глобальная минимальная ставка корпоративного налога будет применяться к зарубежным прибылям компаний. К примеру, если американская компания платит низкие ставки в определенных странах или юрисдикциях, ей придется доплатить в США налоги до согласованной минимальной ставки, устраняя искусственное выведение доходов в налоговые гавани.

Ранее ОЭСР предлагало установить глобальную минимальную ставку корпоративного налога на уровне 12,5%. Недавно администрация Байдена предложила 21%. По подсчетам международной группы Tax Justice Network, в пятерку стран, которые получат наибольшую выгоду в виде дополнительно уплаченных налогов, относятся: США, Китай, Япония, Германия и Франция.

По данным Reuters, директор Центра налоговой политики ОЭСР Паскаль Сент-Амансе одобрительно воспринял такое американское предложение, добавив, что налоговым органам будет проще координировать действия. Как известно, ОЭСР имеет целью достичь консенсуса по этому вопросу уже к середине 2021 года.

Преимущества международно скоординированных политических действий стали очевидны со времен мирового финансового кризиса 2008 года. Сегодняшняя фискальная политика также имела бы пользу от аналогичного скоординированного подхода в мире. По крайней мере, по моим наблюдениям, к этому все идет.